Северный модерн

Северный модерн получил широкое распространение в Финляндии, Швеции, Латвии. В конце 19 – начале 20 века подъём культурного самосознания т.н. буржуазии в скандинавских и прибалтийских странах получил своё архитектурное выражение в строительстве доходных многоквартирных домов (нового для конца 19 века вида получения дохода) в новом стиле. Этот новый стиль сочетал в себе плавность линий, продуманную гармонию материалов, этнографический фасадный декор на темы природы и фольклора родного края. Основное и существенное отличие северного модерна от его европейского собрата – это отсутствие избыточной декоративности и многоцветности. Северный модерн – это, прежде всего, линии, графичность фасада и декора.

Для Латвии северный модерн стал попыткой выработать собственный национальный архитектурный стиль. Здания этого направления прекрасно вписываются в историческую застройку Риги и отражают направления промышленности, активно развивавшиеся в Латвии в то время. Например, достаточно часто можно встретить открытые металлические консоли (поддерживающие карнизы и балки). Несущие балки и выступы зданий изящно обыгрываются орнаментами. Очень интересно в латышском северном модерне отражены традиции традиционного фахверкового строительства. Линии фасада, скат крыши и форма окон, выступающие внешние балки повторяют элементы, которые в фахверковом строительстве были вынужденными – вследствие чего фасад здания становится узнаваемым, «народным» (см. иллюстрацию). Барельефы и прочий декор таких зданий отличается нарочитой простотой линий и народными сюжетами.

Северный музей, Стокгольм
В Швеции северный модерн стал проявлением противодействия индустриализации. Индустриальное общество складывалось в Швеции медленно и с трудом по причине низкой плотности населения. Народ видел в этом иностранное, опасное влияние, разрушающее сложившийся веками быт и разрывающее отношения с природой, крайне важные и основанные на традициях, которым более тысячи лет. При этом, в Швеции конца 19 века очень интенсивно развивалась наука. Результатом стал всплеск нового архитектурного течения, которое ставило целью использовать природные, ремесленнические материалы, полученные не с заводов, а вышедшие из рук ремесленников, передававших умения через поколения – даже если строительство будет дороже.

Помимо того, ставилась задача объединить разрозненные городские постройки. Отсутствие единой стилистики выражалось в том, что театры строились в стиле барокко, государственные учреждения – в строгом северном классицизме, а церкви – в скупом средневеково-готическом стиле. При этом, как замечали шведские архитекторы, во всех этих стилях не было ничего по-настоящему шведского. Шведский северный модерн похож на британское течение «Искусств и ремёсел» своей приверженностью традиционным технологиям. Также точкой соприкосновения является убеждённость в том, что архитектура должна стать логичным продолжением ландшафта и показывать мирное сосуществование человека и природы.

Пример неороманского ричардсонского стиля — церковь Святой Троицы в Бостоне, США
Но противодействие неизбежной индустриализации не могло продолжаться вечно. На смену северному модерну в 10х годах 20 века в Швеции пришло течение модернизма, чей лидер, И. Грюневальд, выступал с резкой критикой северного модерна как «увеличенных копий либо средневековых замков, либо деревенских избушек» и требовал соединения архитектуры и инженерии. Но всё же, в большинстве городских застроек Швеции, и особенно – в Стокгольме, северный модерн оставил свой колоритный отпечаток, непохожий на последовавшую индустриальную архитектуру.

Для Финляндии северный модерн стал не столько символом противодействия индустриализму, сколько символом обретения национальной идентичности. В начале 20го века Финляндия, входившая в состав империи, переживала подъём экономического и интеллектуального развития. Многочисленные средневековые постройки напоминали финнам о том периоде, когда их страна была частью Швеции, и не могли стать отправной точкой для национального архитектурного стиля. В конце 19 века среди интеллигенции началась мода на карельские избы – большое их количество было построено для летнего и постоянного проживания. Но внимание архитекторов достаточно быстро переключилось с дач на городские здания.

Элементы декора — Страховое общество Pohjola, Хельсинки
Поиск натурального строительного материала был недолгим. Огромные залежи серого гранита, которыми богата Финляндия, определили цвет большинства строений в стиле финского северного модерна. С выбором стиля было несколько сложнее: на территории Финляндии не сохранилось каменных сооружений, которые объединялись бы типичным архитектурным стилем. Нужно было искать что-то новое. Архитектор Онни Тонквист (позднее сменивший фамилию на Тор’янне) предложил смелое решение для здания Национального финского театра, определившее отличительную стилистику финского северного модерна. При создании фасадов он ориентировался не столько на популярный немецкий Югендстиль (одно из направлений модерна), сколько на американский стиль конца 19 века под названием «Нероманский Ричардсонский». Этот стиль, предложенный архитектором Г.Г. Ричардсоном, являлся вариацией на тему романского стиля 11-12 веков, характерного для Италии, Испании, юга Франции. Характеристиками этого стиля являются массивные романские арки и колонны, цилиндрические башни с коническими навершиями, обильная рустовка. Тонквист использовал эти элементы для создания более лёгкого и уплощённого фасада, чем в американских версиях, оставив симметрию, свойственную романскому стилю, но не модерну. Декор фасада отражает содержание Калевалы – карело-финского фольклорного поэтического эпоса.

«Дом с совами» — самый известный петербуржский дом в стиле северного модерна
Почему европейский архитектор выбрал американский стиль для создания на его основе национального стиля народа с многовековой историей? Для финнов Америка в начале 20го века была символом свободы, эмиграция туда для многих означала начало новой и стремительной жизни. Финляндия в тот период ещё не обладала государственной автономией, что не устраивало финнов.

Громкое архитектурное заявление финнов в новом стиле прозвучало на Всемирной выставке 1900 года в Париже. Архитекторы Гезелиус, Линдгрен и Сааринен выстроили павильон, получивший в процессе выставки и после неё массу внимания. На волне успеха архитекторы и группой, и по отдельности выполнили массу примечательных зданий, а Элиэль Сааринен, обративший на себя внимание американцев благодаря участию в конкурсе на проект одного из чикагских небоскрёбов, переехал в США с семьёй. Его сын, Ээро Сааринен, стал одним из величайших американских архитекторов 20го века, по популярности уступающий, пожалуй, лишь Фрэнку Ллойду Райту.
Закат финского модерна начался в 10х годах 20го века и был связан с существующими задачами строительства, которые здания в этом стиле решить не могли. Финляндии необходимо было решать проблему быстрого многоквартирного народного жилья. Финский модерн выполнил свою функцию, оставив от своей эпохи крупные, доминантные здания, важные для национальной идентификации финнов.

Наконец, северный модерн появился благодаря интересу к происходящему в шведской и финской архитектуре, а также культурному интересу к искусству русского Севера. Больше всего зданий в этом стиле было построено. Фасады зданий в стиле русского северного модерна как будто высечены из камня, в этом напоминая финские образцы. Широко применялась рустовка, орнаменты и барельефы на темы русского фольклора. Архитектурный декор массивен. Цвет минималистичен, цветовая гамма по-северному сурова. Влияние шведов и финнов на это архитектурное явление Петербурга определило критику, которая ближе к 1915 году посыпалась на здания в стиле северного модерна. «Чухонский модерн» противопоставлялся имперской неоклассике. Но всё же десятилетие расцвета этого направления оставило здания, знакомые сейчас любому горожанину и составляющие часть архитектурного наследия города.

Так северный модерн, характерный для Балтийского региона и Скандинавии, по-разному приходил и уходил из стран, где оставил свой самый заметный след: Латвии, Швеции, Финляндии.

Читайте также: