Архитектура олимпийских сооружений

Конкурс стран за Олимпиады жесткий, а награда — ответственность перед лицом всего мира. За историю Игр человечество видело немало шедевров: спортивных подвигов, мудрых тренерских решений, благородного отношения к соперникам, впечатляющих выступлений и, разумеется, архитектурных сооружений.

Роль архитектуры менялась на протяжении истории Игр. Еще в начале двадцатого века проведение всемирных выставок или же Олимпиады подразумевало временность: так, Эйфелеву башню планировали разобрать после 1889 года. Вопрос того, как использовать Олимпиаду в долгосрочной перспективе и сейчас стоит перед ее организаторами во всех странах. Кроме того, сегодня, когда Олимпийские игры широко транслируются средствами массовой информации и являются зрелищем мирового масштаба, их визуальная сторона привлекает все большее внимание, включая и архитектурные решения.
Последние десятилетия принимать Олимпиаду для городов мира означает дополнительное развитие или громкую презентацию себя как туристического центра. Конечно, все объекты Олимпиады и так составляют «прирост» принимающего города — так, московская Олимпийская деревня изначально строилась как будущее массовое жилье. Но развитие может быть и качественным. Ярким примером такого можно считать Барселону в 1992 году: руководство города привлекло архитекторов к тому, чтобы не просто возвести необходимые объекты, но и перестроить «в Олимпийском стиле» целый проблемный прибрежный район города. Идеолог этой перестройки испанский архитектор Иоанн Бускетс за работы в области планирования городского пространства стал в 2011 лауреатом премии за вклад в европейскую культуру, общество и социальную науку. Так олимпийская инфраструктура стала заметной частью блистательного и разнообразного архитектурного богатства Барселоны.
Другим примером стал Лондон в 2012 году: будучи одним из современных центров визуальных искусств и архитектуры, этот город воспользовался олимпиадой для многообразных заказов местным архитекторам. В итоге эта составляющая английской Олимпиады стала одной из предметов гордости горожан. Это не означает принципа единого стиля для Олимпиады, он остается многообразным и наряду с местными в ней участвуют и международные авторы. Как говорят историки архитектуры, единым визуальным стилем — от логотипа и спортивной формы до архитектуры сооружений и их внешнего декора — отличалась только гитлеровская Олимпиада 1936 года, вся художественная сторона которой была проконтролирована самым высоким руководством как идеологическое высказывание.
Итак, какие олимпийские объекты последних лет стали самыми яркими архитектурными событиями?

Птичье гнездо — национальный стадион Пекина (2008)

Для возведения этого сооружения правительство Китая провело международный конкурс (даже до официального закрепления Пекина в качестве города Олимпиады-2008), в результате которого право возвести огромный стадион досталось архитектурному бюро Херцог и де Мерон, работавшему в сотрудничестве с агентством Арупспорт и группой китайских специалистов. Сегодня национальный стадион Пекина стал символом современного Китая. Это сооружение отлично иллюстрирует тенденции современной архитектуры: оно использует природные образы, новые материалы и их новые пластические возможности. Сложный геометрический внешний фасад этого импозантного здания, возведенного к Олимпиаде 2008 года, дал название стадиону, которое мгновенно прижилось — «Птичье гнездо», отсылая к деликатесным блюдам китайской кухни.
Первоначальная вместимость стадиона — 91 000 зрителей, но после Олимпиады ее сократили до 80 000. строительство обошлось приблизительно в 325 миллионов евро. Это фундаментальная и самая крупная среди металлических зданий постройка: сваи для стадиона достигали 35 метров, общий вес конструкций примерно 110 000 тонн. Вокруг основания — бетонной чаши — возведено 24 колоны из 7 500 отдельных элементов общей длиной в 36 км. У стадиона нет стен — их заменяют изогнутые сваи стали специального сплава, образующие одновременно фасад здания и его перекрытия. Такое решение учитывало риск нередких в Китае землетрясений, а также позволило отказаться от общей системы вентиляции здания. Это компенсируется наличием самостоятельных стен у каждого отдельного магазина и ресторана внутри стадиона. Во время проведения олимпийских игр полости между стальными прутьями частично закрывались надувными пластмассовыми объемами.

Лондонский олимпийский стадион (2012)

Лондонские руководители учли опыт Пекина, где грандиозный стадион довольно долго не использовался по завершении Олимпиады кроме редких случаев, и теперь переоформляется в торговый центр. С самого начала перед архитекторами была поставлена задача проектирования стадиона, который может быть трансформирован после завершения игр. Стадион разрабатывался британским архитектором Питером Куком совместно с американской компанией Популус. Одним из приоритетов последней олимпиады в Лондоне была экология — в прессе широко обсуждался принцип «зеленой олимпиады». В частности, в строительстве стадиона максимально использовались отходы и переработанные материалы, а потребление сырья стали сводить к возможному минимуму. Задача оптимизации количества мест от 80 до 25 тысяч мест была решена таким образом, что дополнительные 55 тысяч мест располагаются на легкоразборных неброских стальных балках, приподнятых над основными местами на земле.

Международный стадион Сиднея (1996)

Национальный стадион Сиднея “Австралия” был возведен к летним играм 2000 года и остается самым крупным спортивным сооружением на своем континенте. Как и построенный позднее лондонский стадион, он первоначально вмещал 110 тысяч человек, но был позднее перестроен на более малый (83 тысячи зрителей). Проектирование этого стадиона было поручено архитекторам компании “Блайт Лобб Спортс Аркитекчер”. В своем проекте они вдохновились традиционной австралийской шляпой “акуброй”, форма которого прочитывается в сооружении.
Стадион состоит из двух основных трибун, покрытых огромной крышей из поликарбоната, и в 2001 верхняя часть этих трибун была демонтирована, а нижняя приближена к арене. Элегантность крыши составляет изюминку стадиона. Ее длина достигает 300 метров, а структура является арочной, при этом эта обширная крыша частично прозрачна и пропускает естественный свет, при этом отклоняя воду в дождь в специальные резервуары. Вся крыша состоит из пластин по 10 квадратных метров, а водостоки расположены на их стыках. Туристам предоставляется прекрасная возможность подняться под самый потолок стадиона на высоту птичьего полета, откуда открывается вид на Олимпийскую деревню Сиднея.

Стадион «Спирос Луис» в Афинах (1982, перестроен в 2004)

Стадион Афин носит имя первого победителя Олимпийского марафона 1896 года, когда возобновленные Игры впервые прошли в Греции. Стадион “Спирос Луис” был построен к 1982 году (для чемпионата мира по легкой атлетике), но к Летним играм 2004 года он подвергся реконструкции.
Архитектор, разработавший проект реконструкции стадиона – испанский мастер Сантьяго Калатрава, и он сосредоточился на изменении кровли здания. Изначально его крыша была задумана стеклянной, но осуществить эту идею оказалось слишком сложно, и автор воспользовался поликарбонатом, аналогично решению строителей стадиона “Австралия”. Собственно дизайн крыши и тут стал основным выразительным средством, придавшим новый образ афинскому стадиону.
Крыша решена как динамическая структура на двух металлических арках, высотой по 300 метров каждая. Они охватывают стадион в продольном направлении и служат опорой для крыши площадью в 25 тысяч квадратных метров. Крышу составляют составленные листы поликарбоната толщиной всего 12 миллиметров. Конечно, это создает прозрачный и светлый свод огромному зданию.
В сегодняшней Греции, сражающейся с экономическими проблемами, стадион находится в запустении — пока грекам не до него.

Пекинский аквацентр “Водный куб” (2008)

Национальный центр водных видов спорта Пекина составляет ансамбль с «Птичьим гнездом», заметно отличаясь от него, но продолжая высокотехнологичное осмысление природных мотивов. Стены и потолок здания похожи на огромные пузыри, наполненные водой. Они действительно выполнены как большие воздушные подушки из инновационного материала ETFE, а накаченный внутрь воздух прогревается на солнце и общая температура в помещении регулируется дополнительно каналами на крыше. В итоге здание способно улавливать до 90% солнечной энергии, а также довольно устойчиво перед сейсмической угрозой. Разноцветная подсветка этих пузырей создает удивительные эффекты особенно в ночное время. Вместимость центра — 6000 зрителей, а общая площадь бассейна составляет 80 тысяч квадратных метров.

Центр водных видов спорта Джорджии, Атланта (1977, перестроен к 1996)

Центр, где летом 1996 года проходили водные соревнования Олимпиады, был построен на основе водного стадиона студенческого городка политехнического университета. К нему был достроен аквацентр для Олимпийских игр, который вмещал 14 000 зрителей. После 2001 года водный центр был перестроен в бассейн для нужд студентов городка, места для сидения были сокращены до 4000, под крышей были возведены дополнительные пространства для других видов спорта и даже проведения концертов. Поэтому сегодня бассейн, видевший олимпийские игры, носит названия центра досуга студгородка технического университета (“Campus recreation center”).
Самым примечательным в этом сооружении является техническая мысль разработчиков перестройки: сотрудники одного из институтов научного городка создали солнечные батареи для крыши бассейна, вырабатывающие для него тепло и обеспечивающие климат-контроль. Бассейн оснащен фальшивым дном, и сам может поменять конфигурацию и глубину под разные события.

Олимпийский аквацентр Лондона (2012)

Центр водных видов спорта в Лондоне, возведенный к той же летней олимпиаде, что и олимпийский стадион, приковал к себе внимание дизайнеров и архитекторов мира, так как его автором стала знаменитая Заха Хадид и коллеги из ее бюро. Некоторые из обозревателей присуждают этому строению первое место по тому визуальному впечатлению, которое среди олимпийской архитектуры города производят полные энергии линии бассейна. Он вмещает 17500 зрителей и включает два 50-метровых бассейна и один 25-метровый для прыжков в воду.
Собственно, крыша, пропускающая дневной свет, является активным элементом декора и благодаря своей форме, и яркому, но ахроматическому орнаменту на ней. Но в целом в сооружении декор является лишь дополнительным выразительным средством, подчеркивая ясность линий и чистоту поверхностей в основном массиве постройки. Сила архитектурного решения мастера видна в первую очередь в обращении с пространством – здесь используется искаженная перспектива, тупые и острые углы, кривые линии.

Читайте также: